.
Левое полушарие мозга важнее, чем правое

Левое полушарие мозга важнее, чем правое

В строении нашей нервной системы много неожиданного и непонятного. Так, каждое полушарие мозга почему-то руково­дит работой противоположной стороны тела: правое управляет мышцами левой половины тела, а левое — правой.

Информа­цию полушария получают подобным образом: нервные во­локна, идущие от органов чувств — вестибулярного аппарата и рецепторов кожи и мышц, — переходят на противоположную сторону мозга. Однако, как у любого хорошего правила, не обошлось без исключений. Например, каждый зрительный и каждый слуховой нерв направляет половину своих нервных волокон в правое, а половину — в левое полушарие, о чем стало известно совсем недавно.

Изучение человеческого тела столетиями пребывало под запретом. В Средние века врачи не имели права произво­дить вскрытие для установления причины смерти больного.

В XIV веке в Италии, Испании и Германии анатомирование трупа проводилось только раз в 5 лет в присутствии представи­теля церкви. Понятно, что о глубоком и всестороннем изучении организма и тем более головного мозга не могло быть и речи. Так продолжалось до конца XV века.

Головной мозг особенно поражал врачей эпохи Возрожде­ния, производивших вскрытие тел умерших. Хранилище чувств, эмоций, привычек и разума выглядело совершенно одинако­вым у всех людей. Долгое время изучать человеческий мозг не представлялось возможным. Его внешнее строение ничего не говорило о его функциях. Косвенно судить о работе мозга можно было, только наблюдая за людьми, получившими травмы головы. Было лишь известно, что при травмах одного из полушарий воз­никает паралич противоположной стороны тела. Собственно, этим и ограничивались знания о работе мозга.

Первые догадки о неравноценности полушарий высказал французский врач Марк Дакс в 1836 году. На заседании медицинского общества он сообщил, что у всех его 40 больных с на­рушениями речи наблюдались признаки поражения левого полушария. Однако его работа осталась незамеченной. В 1866 году соотечественник Дакса хирург Поль Брока также заметил, что повреждение определенного участка левого полушария приводит к нарушениям речи. Свои выводы он подкрепил результа­тами посмертного вскрытия больных.

Начались исследования. Подавляющее большинство лю­дей — правши, поэтому изучали главным образом праворуких людей. Выяснилось, что левое полушарие отвечает за понима­ние и произнесение слов и способность к чтению и письму. Чем занимается правое полушарие, больше 100 лет никто не знал. Обнаружить какие-либо расстройства в речи и мышлении при поражениях этой половины мозга не удавалось. Правое полу­шарие считали немым и отводили ему роль второстепенного и в каком-то смысле неполноценного. Некоторые ученые во­обще дали ему прозвище «тунеядец».

Как это часто бывает, выручил случай.

Оба полушария соединены между собой узким пучком нерв­ных волокон — мозолистым телом. Благодаря ему происходит обмен информацией между правой и левой половинами мозга. Мозолистое тело может стать причиной бурной активности нейронов всего мозга во время судорожного припадка у боль­ных эпилепсией. В некоторых случаях, когда эпилепсия не поддается лечению другим способом, нейрохирурги прибегают к оперативному вмешательству: рассекают мозолистое тело, чтобы предотвратить распространение неуправляемого воз­буждения на оба полушария мозга. Таким образом, полушария оказываются разделенными и изолированными друг от друга. Интеллект и поведение больных после операции не страдают. Но хитроумные приборы показывают, что «расщепление» мозга все же влияет на сознание и мышление таких людей. В резуль­тате изучения разделенного мозга удалось узнать много инте­ресного о его работе.

Используя специальные приборы, людям с разделенным мозгом можно показывать изображения так, что информация будет поступать только в правую или только в левую половину мозга. В результате опытов удалось выяснить, что правое полушарие узнает предметы, но не может назвать их — человек говорит, что ничего не видел. По этой причине правое полушарие стали называть немым. Левое полушарие без труда узнает и называет увиденное, но опознать предмет, находящийся в левой руке, когда информация поступает только в правую часть мозга, левое полушарие не может, тогда как «немая» половина мозга способ­на выбрать на ощупь показанный ей предмет.

В раннем детстве головной мозг человека очень пласти­чен. Если по какой-то причине в детстве пострадает левая половина мозга, правое полушарие способно частично или полностью взять на себя речевые функции. Нечто подобное произошло с одним из пациентов, 16-летним юношей, у ко­торого случавшиеся в раннем детстве эпилептические припадки привели к повреждению левого полушария. Его правое полушарие понимало обращенную к нему речь и могло вы­ражать мысли, записываемые левой рукой. После перерезки I мозолистого тела ученые неожиданно получили удивительную возможность общаться с каждым полушарием пациента отдель­но. Поразительно, но в одном человеке словно уживались две отдельные психические системы с собственными чувствами, мыслями и желаниями.

Так, левая половина мозга мечтала выбрать профессию чертежника, а правая (в это же время) — автомобильного гонщика. У правой половины мозга была своя любимая кинозвезда и любимые кулинарные блюда... Если обоим полушариям одновременно предлагались различные изображения, и требовалось выбрать подходящие к ним пред­меты (например, к изображениям зимней сценки и куриной лапы надо было подобрать картинки с коньками и курицей), то левое обязательно пыталось объяснить выбор правого, хотя по заданию этого не требовалось. «Каждое полушарие имеет свои собственные "личные" ощущения, восприятия, намере­ния и мысли, отсеченные от соответствующего опыта другого полушария. Каждое левое и правое полушарие обладает своей собственной памятью и опытом познания, которые недоступны для воспроизведения другим полушарием. Во многих отношениях каждое из разъединенных полушарий имеет, по-видимому, отдельное "самосознание", — так описал свои впечатления от этого пациента физиолог Роджер Сперри, один из тех, кто изучал последствия расщепления головного мозга.

Так не здесь ли лежат наши внутренние противоречия, когда мы пытаемся оправдать свои поступки и вступаем сами с собой во внутренний диалог? Быть может, «второе Я» — не просто метафора, а реальность нашего мозга?

Первые исследования разделенного мозга натолкнули ученых на мысль, что исключительно левое полушарие связа­но с речью и логическим мышлением, то есть работает со словами, знаками и символами, а правое отвечает за про­странственно-чувственное восприятие мира, например, ощу­щает эмоциональную окраску речи. Однако в ходе дальнейших наблюдений ученые пришли к выводу, что основные отличия полушарий — не в типе информации, с которой они работают, а в способе, которым они обрабатывают одну и ту же инфор­мацию.

Левое полушарие отвечает за повышенную болтливость. Оно строит длинные сложные фразы, но его речь монотонна и лишена интонаций. Правое полушарие сдерживает словоохотливость левого и придает голосу эмоциональную вырази­тельность, контролирует ритм и темп речи.

Названия предметов и значения слов хранятся в правой половине мозга, а звуковые образы названий, буквенное вы­ражение слов, символы и формулы — в левой. При выключении левого полушария человек узнает лица людей и предметы, но не помнит имен и не может описать предметы словами.

Правое полушарие оценивает неприятные события жизни, быстрее реагирует на картины с выражением печали. Для левого привлекательны приятные и смешные сцены и изображения радостного содержания. Чувство юмора — это заслуга левого полушария. При повреждении левой половины мозга (в наше время самыми частыми причинами поражений мозга являются инсульт и травмы при автомобильных авариях) исчезает хорошее настроение, появляются отрицательные эмоции и признаки агрессивности. Если пострадало правое полушарие, человек впадает в состояние эйфории.

Левое полушарие реагирует только на человеческую речь, все остальное богатство звуков — шум дождя, пение птиц, смех и музыка — для него не существует. Эти звуки принадлежат правому полушарию, как и разнообразие мира красок.

Правое полушарие с трудом занимается классификацией. Как можно что-то группировать, если каждый предмет для него уникален? Левое, наоборот, с легкостью решает такие задачи. Правое легче находит сходство, а левое лучше разбирается в различиях.

Решили схитрить, солгать или приукрасить событие — включилось левое полушарие. Для него истина — понятие относитель­ное. Правое же, как ни крути, скажет только правду — оно забо­тится о точном отображении действительности. Не поэтому ли в русском языке слова «правый» и «правда» являются однокоренными? Может, в древности люди были умнее, чем мы думаем?

За поставленную цель отвечает левое полушарие, а решение, как достигнуть этой цели, целиком лежит на правом полуша­рии. Например, цель «перейти дорогу» принимает левая часть мозга, а оценивает ситуацию и выбирает удобный момент для действия правая половина.

Даже время для каждого полушария имеет собственную характеристику. Для правого время идет в такт с происходящи­ми событиями, для него существует только настоящее, и если это полушарие пострадало, человек затрудняется ответить, сколько времени длится то или иное событие, а также не может определить время года или суток. В ведении левого полушария находится хронологическая последовательность событий.

Если вы — человек с доминирующим левым полушарием, то путешествие в страну с экстремальным климатом (слиш­ком жарким или чересчур холодным), скорее всего, вызовет у вас психоэмоциональное напряжение, так как реакцию орга­низма на изменение климатических факторов контролирует в основном правое полушарие. Вам будет немного сложнее акклиматизироваться, чем правополушарному путешественнику.

Правое полушарие узнает знакомые лица (в том числе своего владельца в зеркале и на фотографии), отвечает за ориентацию в пространстве и понятия «выше-ниже» и «ближе-дальше». В его ведении находится все, что расположено по левую сторону от нас. Человек с поражением правой половины мозга полностью игно­рирует пространство, предметы и людей, расположенные слева от него, — он просто не замечает всего этого. Если попросить его нарисовать человека, он изобразит только правую половину тела, без левой руки и ноги. За завтраком он не тронет еду на левой половине тарелки, но после подсказки обратит на это внимание. Человек словно забывает о существовании левой половины свое­го тела — надевает тапку на правую ногу, не вспомнив о левой, и может выбрить только правую половину лица. Все действия он непроизвольно выполняет правой рукой, как будто левой не существует. Интересно, что клиническая патология левого полушария не при­водит к аналогичному «половинному» восприятию мира. Почему такое левостороннее игнорирование пространства происходит при поражении правого полушария, остается загадкой, как и сама причина межполушарной асимметрии мозга.

Здоровый мозг действует как единое целое, и в повседневной жизни мы не задумываемся, какая часть мозга включается при том или ином нашем действии. Информация, получаемая одним полушарием, доступна и другому благодаря соединяющей их нервной перемычке. Работая сообща в тесном взаимодействии, оба полушария выбирают наилучшую общую стратегию, но какое-то из них преобладает над другим и играет роль ведуще­го. В зависимости от этого одни из нас склонны к логическому мышлению и проявляют тягу к математике и точным наукам, а другие являются творческими натурами — художниками, музыкантами и поэтами.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

У правшей левая рука лучше определяет температуру тела, а правая рука точнее чувствует вес.

Существует мнение, что отрицательные эмоции в большей степени выражаются левой половиной лица, а положительные — правой. Психологи отмечают, что большинство женщин предпочитают дер­жаться слева от мужчины, а также педагога и начальства, причем пол последних не имеет значения.

Мозг мужчин достигает максимального веса к 20-29 годам, а жен­щин — в 15-19 лет.

Полностью сформированное мозолистое тело состоит из 200 млн нервных волокон и передает 4 трлн сигналов/с.

Похожие записи: